ГалереяАртклубАлександр Дьяков (daudlaiba)Блог ➝ Несколько простых комментариев

Александр Дьяков (daudlaiba)

(Батайск)
Регистрация:
16/03/2014

Несколько простых комментариев


Несколько простых комментариев

 

С.М. Соловьев: бояре в других областях русских были бояре князей, а бояре галицкие были бояре княжества

 

Боляре-бояре – местные «патриции», неологизм X-XI веков (изна­чально видимо «богатыри, великаны» от болгары, возможно под народ­ноэтимологическим воз­действием больших, а позднее даже и боя), по­тес­няющий вос­точносла­вян­ское вятшие, старосты, вельможи, великие, нарочитые, лучшие, лепшие и применявшийся изначально как абст­рактное, родовое и оце­ночное обо­значение «знати», «знати вообще» (как хва­лебное царь «правитель», «выдающийся, незаурядный прави­тель» в русской тради­ции до XV века), прежде всего чужой «знати», «знати» другой земли («международное»), пря­мые по­томки отцов-осно­вате­лей, выдающиеся пред­ставители (функ­ционально примерно то же что ге­ронты, сена­торы, хавдинги) вы­дающихся родов, общин, об­щинно-пле­менные ли­деры.

Возможен вариант «боярства» отдельных общин, возвысившихся над соседними, но скорее эта тенденция только дополняла первую, в ре­зультате нам известны киевские боляры и вышегородские болярцы при­города – термин боляры накладывался на складывающиеся земско-го­родские структуры. Тем не менее слово болярцы являлось лишь форму­ляром межобщинных территориально-административных, политических отношений, а бояре не были признаком только стольного города, где сидел князь, но стольный город наверное задавал диапазон, параметры соци­ально-административных прерогатив подпадающих под определе­ние боярина, за которым шли старосты, вельможи и прочие. Этот диа­пазон предопределял становление вятших-бояр как сословия (отчего бояре могли оказываться в той или иной ситуации и «княжескими», и «земскими») с комплексом разноплановых признаков и нечеткими гра­ницами доступа. Впоследствии, в монгольскую эпоху возобладала тен­денция профессионализации категории боярства, детерминированной степенью участия в «службе» княжескому и затем царскому столу. В XVI-XVII веках боярство снова становиться наследственным, но сохра­няется его зависимость от царской службы.

Старосты (старцы градские) – одно из самых видимо предметных и постепенно профессионализирующихся определений древнерусской со­циальной лексики, «главы, представители общин», выдвигавшихся на «должность» из среды социологизмов, типа вятших, вельмож, нарочи­тых, лучших и лепших мужей, в процессе становления земско-город­ской структуры были «понижены в должности» с появлением посадни­ков, тысяцких, высших должностных лиц городского самоуправления.

 

Б.Д. Греков: Если дружинники…

 

Дружинников на Руси ещё не было, не было такого названия (первая фиксация в начале XVI века) про­фессии (ремесло профессиональных воинов, ротников, дружинных помимо бояр выделяется в процессе раз­вития циви­лизации и «разоружения» земско-городского ополчения, «военной де­мократии»), но были други, братья в дружине.

Было бы интересно попробовать соотнести русина с дружиной (от­куда и имя Дру­жина) и дружиной («товариществом друзей, дружин»), как профессио­нальной интерполяцией друга в друге.

Дружиной, друзьями у восточных славян называется любого рода «това­рищество», понятием развивающим в категориях друзья-недруги бинарную оппозицию свои-чужие (сравните болгарская задруга или балканские другувиты). Очень часто в летописи – это «община», «го­родская община», «горо­жане» (все кыяне, новгородцы, люди киевские, новгородские и т.п.), не редко в контексте милитарного, военизирован­ного, военно-политического состояния обще­ства. Это может быть бояр­ская дружина или артель художников в контексте взаимоотношений с другими «организациями».

 

И.Я. Фроянов: они …сменили родо-племенную знать, сошед­шую с ис­торической сцены в результате падения родового строя и возникнове­ния новой социальной организации, которую можно назвать, пользуясь терминологией А.И. Неусыхина, «об­щинной без первобытности»

 

Они её не сменили, а продолжили.

По-видимому резкой ломки родового строя на Руси не происходило, а происходило нечто иное – имущественная дифференциация в родо-племенных структурах нарастала за счет увеличения доходов семей и родов, общин, участвующих во внешнеэкономической деятельности (внеэкономическое принуждение соседей). Накопление ими богатства, приобретение на стороне (в войнах) работников-смер­дов, челяди вно­сило коррективы во взаимоотношения с прочими чле­нами племен-об­щин из-за повышения значения частных экономических операций. По­этому если в Новгородской земле, сохранявшей догосударственную структуру словенского союза племен (Русская земля собиралась вокруг Киева и Чернигова), холопы ещё могли быть в раннеисторическое время «молодыми воинами, младшим ополчением» (откуда холопья война, Холопьи городки), они же видимо гридьба, в Руси, заправлявшей политикой в бассейне Днепра и шире, холопами то­гда же обозначаются экономически зависи­мые категории граждан.

 

В.В. Пузанов: По своим типологическим признакам общество домон­гольской Руси соответствовало той социальной организа­ции, которую А.И. Неусыхин, применительно к западноевропей­ской истории, охарак­теризовал как до-феодальную. Возмож­ность эволюции подобной соци­альной структуры была чрезвы­чайно ограничена. Это касается как скандинавских обществ…

 

Сложный вопрос. Эволюционировала бы первобытная Европа без света с Востока? Все-таки, шатко ли, валко ли общественная эволюция в Скандинавии происходила без непосредственного вмешательства сколько-нибудь выраженных феодальных отношений, росли вполне полноценные города, а капитализм был по сути своей преодолением, возвращением Европы из пребывания в феодальных недрах Темных ве­ков, полностью отрешившись от коего груза, Европа рванула вперед по лестнице социальной и техногенной эволюции. Греков и римлян в свое время остановила в развитии увлеченность легкими средствами энерге­тического питания рыночной экономики – физической силой рабов – античный мирок был мал, а варваров вокруг хватало. Но видимо раб­ство было специфическим приспособлением экономики европейцев к условиям Средиземноморского пограничья – в других широтных усло­виях серваж так и не получил широкого размаха. Европейцы Нового времени преодолели эту напасть посредством совокупного действия факторов расширения мира до границ планеты, набравшей силу гонки технологий и последовательным следованием принципам социально-экономического общежития, выработанных ещё в доисторической пер­вобытности. Взаимодействие нужно всегда – без свеев, варягов и руси в среде славян не состоялось бы Древнерусской цивилизации. Ну вот разве что Орда на шее древнерусской цивилизации пожалуй была уже излишней.

 



Опубликовано: 14/11/2015 - 09:35

КОММЕНТАРИИ: 0  


Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.