ГалереяАртклубАлександр Дьяков (daudlaiba)Блог ➝ Заметки на полях историиrnrn«Дайте волю, волю, волю…»rnrn(М.Ю.Лермонтов)...

Александр Дьяков (daudlaiba)

(Батайск)
Регистрация:
16/03/2014

Заметки на полях истории«Дайте волю, волю, волю…»(М.Ю.Лермонтов)...


Заметки на полях истории

«Дайте волю, волю, волю…»

(М.Ю.Лермонтов)

 

Свобода подразумевает необходимость считаться с чужими интере­сами – поэтому у нас, где никто и никогда не умел счи­таться не то что с интересами, но и с челове­ческим достоинст­вом, многовековая мечта – это воля. Необходимость считаться с чужими интересами подразу­мевает существование общего для всех закона – поэтому у нас, где никто и ни­когда не жил по законам, а скорее по неписаным и поэтому понимае­мым су­губо субъективно понятиям, многовековая мечта – это спра­вед­ливость.

К сожалению, невозможно заставить жить по за­кону – не закон порождает общество равных, а об­щество рав­ных по­рож­дает закон. Напри­мер, Петр по заведенной российской тради­ции подменяя собой закон, собственно­ручно ру­бил головы приговоренным или бил кулаками и палками прово­ровавшихся сподвижников – сиюми­нутное желание, при­хоть быть «евро­пейцем во всем» (в пред­ставлениях царя) наталкивалось на недоумение подопечного ему общества, что побуждало его к применению и злоупот­реблению на пути своих «преобразова­ний» столь излюблен­ным в России средством принуждения – внеэкономическим. Ус­ловия же для фор­мирования общества равных сложи­лись на сравнительно небольшой тер­рито­рии в географи­чески доста­точно замкнутой Европе, где местные по­пу­ля­ции, предостав­лен­ные самим себе (не испыты­вая нескон­чаемых нашествий-завоеваний), волей не­волей вы­рабо­тали и осознали ценность право­вого устройства. Об этом ярко свиде­тельствует уже речь Перикла (со слов Фу­ки­дида), в которой проницательный грек оценивает осоз­нан­ную им уни­кальность греческой обществен­ной сис­темы (на фоне Азии). После того как эта система воз­никла, любые Александры Маке­дон­ские, Не­роны, «Тем­ные века» и абсолют­ные европейские мо­нархи могли быть лишь явлениями прихо­дящими, дополнительными, не будучи способ­ными демонтировать эту систему и в итоге излишними. И надо подчеркнуть, что при всем своем «вели­чии», по соци­ально-экономической сути зани­маемого положе­ния абсолютно не адекватными восточ­ным деспотам, даже та­ким европей­ским как Иван Гроз­ный, Петр Первый. В отличие от нескон­чаемых, наслаи­вающихся орд завоевателей на дру­гих материках, ко­торые на протя­жении тысячелетий способст­вуют воспро­изведению древнейших и прими­тивных формы общест­венных от­но­шений. В России таким завоевате­лем стало госу­дарство, созданное из­начально для борьбы с внеш­ней уг­розой, по её образу и подо­бию, оно затем село на шею обще­ству раньше, чем по­следнее могло бы успеть стать граж­дан­ским или сохранить свою ис­конное гражданское состояние – перво­бытную полисность (тинго-вечевой строй). Кроме от­но­ситель­ной изоляции вторым ус­ловием за­пад­ного чуда яв­ля­ется при­родно-гео­графический оп­тимум – баланс суши и моря, равнин и гор – создающий пред­по­сылки хозяйственной мо­бильности, т.е. экономической, а за ней и социальной, ко­торой остается лишь выработать со­ответ­ствую­щую со­циально-поли­тическую форму. Из этого ус­ловия выте­кает то, что швей­царцы, соз­дав­шие вторую респуб­лику в Ев­ропе (первыми спо­добились ис­ландцы), уже до того как обос­новаться в засне­женных горах осозна­вали соль про­клами­руе­мых социально-поли­тических ценностей. В строи­тельстве за­падного чуда при­мечательны за­слуги сканди­навов – ведь почти не опира­ясь на античный опыт (римское право, кодекс Юсти­ниана), они по сути повто­рили социальный подвиг греков и рес­публи­канских римлян. Что подтверждает, таким об­разом, характерное дей­ствие оди­накового набора фак­торов в условиях Древней Гре­ции и Скан­динавии. Неслу­чайно, древ­нейшая консти­туция в Европе (не считая ис­ландской и варвар­ские «правды» «Тем­ных ве­ков», а также комму­нальное право сред­невековых го­родов) принадле­жит Норве­гии, которая обо­гнала в этом даже Анг­лию с её «Хар­тией вольностей».

Поэтому бежали православные в казаки и на другие ок­раины от тесных объятий государства за волей или поднимали, не дай бог, бунт бессмысленный и беспощад­ный во имя спра­ведливости. По простоте душевной у нас люди склонны при­равнивать «наши беды» с «их бедами», что бы потом можно было гордиться нашими над ними побе­дами (или потерями?) в об­ласти военного дела, ос­воения космоса и балета. Тем време­нем, ко­гда основная масса населения в России осознает раз­ницу ме­жду Людо­виком XΙV и Иваном Грозным, между рабст­вом в США или Апартеи­дом и крепостным правом, Россия пре­станет быть Россией.



Опубликовано: 13/03/2015 - 12:21

КОММЕНТАРИИ: 0  


Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.